Юрий Гагарин в партии басов


    Недавно по электронной почте я получил от своего друга студенческих лет Валерия Демидова,ныне живущего в Великом Новгороде и являющегося одним из известнейших в России исследователя творчества С.Рахманинова,талантливого музыкального теоретика и композитора письмо с приложенным к нему текстом его статьи, опубликованной в его городской газете 12 апреля этого года и фотографией, которая не может не удивить и не восхитить неожиданностью, заключённой в ней информации, тем более в год, когда всё человечество отмечает 50-тилетие первого в истории Земли полёта человека в космос.И с разрешения автора присланных материалов я спешу ознакомить в первую очередь украинскую общественность с этими малоизвестными, а может и просто неизвестными фактами из жизни Юрия Алексеевича Гагарина.Материал публикую с небольшими сокращениями, выделяя курсивом наиболее интересные с моей точки зрения места.

    С неизменным уважением к читателям ХайВея — Флорестан (он же Юрий Щернбинин)

    Так получилось, что в 1954 году я поступил в Чкаловское музыкальное училище им. 10-летия Октябрьской революции, а в 1958 году окончил дирижёрско-хоровое отделение того же училища, но называлось оно уже Оренбургским.

    Согласно распределению, я в том же году поехал на работу в город Бугуруслан, что на границе Оренбургской и Куйбышевской (теперь Самарской) областей. В небольшом зелёном городке нефтяников с разношёрстным по национальному составу населением дружно жили татары, башкиры, цыгане, евреи, украинцы, немцы, русские и представители других национальностей.

    Здесь мне на протяжении трёх лет предстояло жить и работать преподавателем в местной детской музыкальной школе, а также вскоре – руководителем хора Бугурусланского лётного училища гражданской авиации.

    В среду, 12 апреля 1961 года, солнечным полуднем, завершив урок сольфеджио с четвёртым классом пианистов, я задержался. Нужно было дополнительно позаниматься с отставшим по болезни Агдасом Башаровым, очень музыкальным мальчиком и большим фантазёром.

    Занимались мы не более получаса, и я отпустил Агдаса домой. Однако минут через пять он влетел в класс, весь взъерошенный и возбуждённый, как весенний воробей:

    – Валерий Васильевич, там человека запустили!

    Я не понял:

    – Агдас, может, ты ещё не совсем выздоровел? Какого человека? Как запустили?

    В голове мелькнули мысли о каком-то несчастье то ли в школе, то ли на улице.

    – Или ты опять что-нибудь придумал?

    – Нет, правда! – обиделся Агдас. От волнения он не сразу нашёл слова.

    – Не знаю какого! Ну, туда, в космос!

    И он красноречивым жестом поясняет последнее слово. Тут уж настала моя очередь удивляться:

    – Откуда ты знаешь?

    – Мне сейчас учительница сказала! А в учительской по радио об этом передают!

    Ну и дела! Ничто, казалось, не предвещало, что это произойдёт так скоро. Да, на протяжении трёх последних лет летали спутники с различными приборами, растениями, насекомыми, собаками Лайкой, Белкой и Стрелкой, были запущены автоматические станции к Луне. Каждое такое событие было очередной сенсацией, вызывавшей всеобщий прилив гордости за успехи советской науки и техники. К многочисленности этих запусков люди уже стали привыкать, понимая, что освоение бесконечного небесного пространства – дело весь-ма рискованное и кропотливое, требующее большой осторожности и длительного времени. И вдруг – человек в космосе!

    Мы поспешили к учительской. Там по случаю обеденного времени преподавателей было немного, но у всех радостно блестели глаза, и слышались возбуждённые реплики. А из радиоприёмника «Рекорд», включённого на полную мощность, раскатисто доносился торжествующий голос Юрия Левитана:

    – …Юрий Гагарин!

    Вот тогда я впервые узнал это имя. Впрочем, вскоре выяснилось, что я не только встречался с его носителем, но даже пел с ним в одном хоре, хотя лично знаком не был.

    Через пару месяцев, в свой очередной летний отпуск, я поехал в Оренбург к родителям. Время для меня было горячее: предстояли вступительные экзамены в Ленинградскую Государственную консерваторию имени Н.А. Римского-Корсакова.

    Вернувшись после сдачи экзаменов, я, уже в качестве студента первого курса композиторского отделения консерватории, решил по традиции навестить своих прежних по музыкальному училищу преподавателей и однокурсников. Вот тогда-то, в августе, кто-то из бывших однокашников и огорошил нас – меня и Иду Петину, мою однокурсницу по училищу, а тогда уже студентку-пианистку третьего курса Саратовской консерватории – новостью: на фотографии училищного хора в басовой партии стоит тот самый Юрий Гагарин! Фотография была тут же предъявлена нам, и мы разглядели в правой её части, в последнем ряду басовой партии, невысокую фигуру будущего Героя Советского Союза. Нижняя часть его лица была частично заслонена впереди стоящим курсантом, но сомнений не было: это он! Дома у меня имелась точно такая же фотография. Разыскав её, я начал восстанавливать в памяти подробности событий почти четырёхлетней давности.

    Было это в ноябре исторического 1957 года. Ещё не утихло в стране небывалое воодушевление в связи с запуском четвёртого октября первого в истории человечества искусственного спутника Земли. Как вполне заурядное явление можно было видеть на городских вечерних улицах людей, пытавшихся разглядеть в небе эту крохотную рукотворную звёздочку, посылавшую землянам свои прерывистые звуковые сигналы.

    Чкаловская область жила в это время в жёстком режиме неожиданно свалившейся заботы. Богатейший урожай зерна, выдавшийся той осенью, был как стихийное бедствие: ведь хлеб надо было вовремя собрать и сохранить. Убирали его до глубокой осени. То, что успели собрать – сохранили. Но собрали не всё: не хватало техники и людей. За героический труд колхозников, их терпение и самоотверженность Чкаловская область ещё до полного завершения уборки была награждена орденом Ленина.

    Для вручения высшей в то время награды ожидался приезд в областной центр представителя Правительства. К торжественной церемонии готовились тщательно. В числе коллективов, которые должны были выступить в праздничном концерте по этому случаю, значился и хор нашего музыкального училища.

    Руководила хоровым классом в училище в это время Э.Н. Любинская. По совместительству она работала в Первом чкаловском военно-авиационном училище (1-е ЧВАУ) им. К.Е. Ворошилова, тоже с хором. Понятно, что из-за специфики этого учебного заведения её хор мог быть только мужским.

    А в хоре дирижёрско-хорового отделения музыкального училища постоянно не хватало голосов в мужских партиях. Поэтому Эсфирь Наумовна для выступлений во всякого рода торжественных и официальных, так называемых «ответственных», концертах привлекала курсантов «своего» ЧВАУ. Естественно, наиболее пригодных для этого с музыкальной точки зрения. В связи с этим ей приходилось готовить с лётчиками параллельные с нашим репертуаром произведения, в основном патриотические и созвучные времени, и периодически повторять их.

    Курсанты лётного училища были людьми недостаточно грамотными и опытными в музыкальном исполнительстве, но способными и хваткими. Чтобы улучшить их подготовку к предстоящему важному концерту, Любинская поручила некоторым выпускникам музыкального училища поработать с ними, с каждой партией отдельно. Мне, в то время студенту четвёртого курса, довелось провести пару репетиций с басовой группой. Репетиции проводились в одном из классов первого этажа музыкального училища.

    Конечно, близкого знакомства за такое короткое время у меня с подопечными образоваться не могло. А поскольку в начале занятий перекличка присутствующих не проводилась (это было внутренним делом 1-го ЧВАУ), то я не знал их фамилий, а тем более имён. Каким голосом обладал Юрий Гагарин, сказать не могу, так как ни разу не слышал его поющим отдельно. Однако, судя по его месту в хоре на фотографии, у него был, скорее всего, баритон или высокий бас.

    Итак, в один из пасмурных ноябрьских дней 1957 года на площади у Дома Советов состоялся многолюдный митинг, транслировавшийся по радио на всю область. На нём присутствовали Председатель Совета Министров СССР Г.М. Маленков, партийные и советские руководители области, города и районов, а также представители интеллигенции, рабочих и сельскохозяйственных коллективов.

    А вечером в здании областного драматического театра имени

    М. Горького состоялся тот памятный концерт, фото с которого я держу в руках. В зале, как говорится, негде было яблоку упасть. В первых рядах сидели Г.М. Маленков с сестрой (она проживала в Чкалове), руководители области Г.И. Воронов и Д.С. Полянский (они вскоре были переведены в Москву на повышение), приглашённые гости, а дальше места занимали представители особо отличившихся колхозов и совхозов и жители областного центра. На протяжении вечера звучали торжественные и приветственные речи, производились награждения героев страды.

    Завершался концерт выступлением нашего хора.Разумеется, что ни мы, ни Председатель Совета Министров не ведали тогда, что в этот вечер рядом с нами пел первый человек Земли, которому меньше чем через три с половиной года предстояло шагнуть к звёздам!

    P.S. На фотографии в белых рубашках – курсанты лётного училища. В последнем ряду, седьмой справа – Юрий Гагарин. Левая часть его лица частично закрыта впередистоящим курсантом.

    В левой части фотографии, в очках, – автор статьи Валерий Демидов, в правой части (тоже в очках) – Идея Петина, справа от неё – Галина Герман.

    Демидовы Валерий Васильевич и Идея Гавриловна – преподаватели Новгородского областного колледжа искусств им. С.В. Рахманинова. Галина Витальевна Герман (Краснова) – пенсионер. Все трое в настоящее время проживают в Великом Новгороде.

    Валерий Демидов - преп.Новгородского областного колледжа искусств им. С.В.Рахманинова,Засл.работник культуры РФ


Джон Девисон Рокфеллер

Кто весь день работает, тому некогда зарабатывать деньги.