Чем предатель отличается от дизертира

    Поводом для этой заметки послужило общение с одной из моих читательниц. Собственно, тем там было несколько и одну из них я выбрал для заголовка.

    В целом же разговор завязался после моей статьи, где упоминался генерал Власов, и моей читательнице не понравилось моё определение генерала как предателя. Поскольку её мнение могут разделять другие читатели, то я решил чиркнуть пару строк на эту тему.

    Точного определения, что такое предательство, как ни странно, не существует. Однако, как мне кажется, если человек в военное время переходит на сторону противника, то это однозначно предательство. Причём вопрос его мотивации не имеет значения совсем.

    Моя же визави исходила из того, что если человек по политическим мотивам решил выступать против своей страны, то это уже особый случай. Мне трудно с этим согласится, так как, на мой взгляд, вопросы внутренней политики должны отходить на второй план, когда мы имеем дело с таким проявлением внешней политики, как война. И уж тем более, когда мы имеем дело с агрессией против своей страны. Поскольку, внешний враг всё-таки всегда хуже и опаснее.

    В случае с Власовым, кстати, и совсем странновато получается. Как он сам мотивировал свой поступок, его поразило отношение советской власти к рядовым участникам войны. Конечно, спорить о том, в какое тяжёлое положение попала 2-я ударная армия не приходится, врагу не пожелаешь. Но как-то лукаво это звучит. Можно подумать, до этого Власов не жил в советском союзе и не видел, как власть относится к людям. Мало того, уже в ходе войны он ведь знал о многих катастрофах на фронте, да и сам попадал в окружение. Почему-то брошенный в окружении Юго-Западный фронт и его 37-я армия, которые оставили на произвол судьбы, на генерала Власова не произвели такого впечатления. Вам не кажется это странным?

    Но это вопрос конкретно по Власову. В числе тех русских офицеров и генералов, что перешли на службу Третьему Рейху было и немало «идейных». Ну или точнее тех, мотивация которых была понятна, в отличие от Власова. Это не удивляет, ибо врагов себе создавать советская власть имела лучше всего.

    И собственно вопрос, который ставила моя читательница, заключался в том, как же поступать человеку, которого Родина предала. Когда отца семейства расстреляли, решив, что он враг народа (за то, что имел собственное мнение, которое кому-то пришлось не по душе), его жену отправили, в «лучшем» случае в ссылку, а могли и в лагерь, детей отдали в детский дом. Допустим кто-то из уцелевших родственников (возможно, лишь пока уцелевших), получает повестку в армию, поскольку началась война. Как поступать? С одной стороны, надо защищать Родину. Дело святое. Но, с другой стороны, в стране такая власть, ради которой ты на смерть идти не хочешь. В мирное время с этой дилеммой легче. И ты имеешь законные права (в нормальной стране) бороться с властью, при этом не переставая любить Родину. А вот во время войны получается так, что Родину и власть как-то не разделить. На войне ведь нет полутонов. Там или ты на одной стороне фронта, или на другой. Есть, конечно, вариант, уехать в Аргентину, но мы его не рассматриваем. Особенно с учётом того, что речь про советский период нашей истории, где о каких-то элементарных (для нас сегодня) правах человека по передвижению в пределах Земли говорить даже как-то нелепо.

    Так вот получается, что во время войны, идя с оружием против власти, ты идёшь и против Родины. Выбор такой получается, что как не выбирай, а ничего хорошего не получается. Как бы себя не оправдывать, а по любому это называется предательством.

    Собственно, ещё одна тема, которую я вынес в заголовок, и возникла в поиске выходов из описанной ситуации. В ситуации, когда идти воевать на стороне своей страны ты не хочешь, переходить на сторону врага тоже, то третьим путём может идти отказ от участия в войне. Это часто встречается в случаях, когда страна ведёт войну агрессивную.

    Причём, в любой стране, в ситуации, когда идёт война, отказ от военной службы, обычно чреват уголовным преследованием. Мало того, есть много примеров, когда отказник, получив срок, всё равно попадает на фронт, но уже в штрафной части. Так что выбор получается не самый лучший.

    Но, в любом случае, быть дезертиром, наверное, лучше, чем предателем. Хотя это «лучше», как выбор между повеситься и утопиться.

    Словом, не знаю, как вы, я могу лишь пожелать, дабы никому не приходилось никогда вставать перед таким выбором. Ибо, если со всей откровенностью, то я не стал бы зарекаться от того, как поступил сам на месте людей, которые вынуждены были выбирать…

    И, кстати, была у нас и третья тема, которую я со своей визави не стал выбирать, ибо касалась она ситуации сегодняшней. Но, отойдя от событий, которые ещё не стали историей, а вспоминая наше прошлое, стоит вспомнить про ещё более тяжёлый выбор в условиях войны гражданской. Когда твой враг — твой брат, а Родина у всех одна и та же ведь. И все за неё и сражаются, и на сторону врага не переходят по определению. А кто прав в войне гражданской определить невозможно. Правым себя объявит тот, как станет победителем. И это как раз тоже такая ситуация, в которой бы не хотелось пожелать оказаться никому.

    Мораль? А какая тут может быть мораль? Каждый свой выбор всё равно делает, когда приходит его время.




Джон Девисон Рокфеллер

Кто весь день работает, тому некогда зарабатывать деньги.